Отрицательная мотивация

Философия наказания сотрудников превращает обычные организации в компании-тюрьмы. И все же отрицательная мотивация не менее значима для управления людьми, чем позитивная...

Штрафной угар 

Фактор страха: "На моих глазах менеджер опустил 50-долларовую купюру в измельчитель для бумаги. Так оштрафованному сотруднику дали понять, что компания не присваивает себе его зарплату: он просто не заработал эти деньги",- вспоминает бывший сотрудник московской торговой компании.

 А маркетологу из Санкт-Петербурга Анне Чулковой довелось работать в компании, где минута опоздания каралась штрафом 500 руб. Кроме того, руководители отслеживали, какие интернет-сайты сотрудница посещает, и в конце концов Анну уволили за несанкционированное общение на форуме маркетологов. Как показывают результаты исследования, проведенного недавно Национальным союзом кадровиков по заказу "Секрета фирмы", отрицательная мотивация пользуется большим успехом у российских работодателей.

Мы собрали ответы 526 компаний и впервые приоткрыли практику наказаний, принятую в российском бизнесе. 15% опрошенных считают, что без наказаний невозможно управлять людьми, особенно в России, а 6% и вовсе полагают, что это лучший способ мотивации. Впрочем, 79% оказались более сдержанными: они ответили, что наказания полезны, но в небольших дозах, а также в исключительных случаях и в отношении отдельных сотрудников. Под отрицательной мотивацией обычно понимают все, что связано с материальными и моральными наказаниями.

Подавляющее большинство, 88% компаний, наказывают сотрудников систематически или время от времени. 74% используют штрафы, по 30% прибегают к публичному порицанию и моральному давлению, выговоры и воспитательные беседы предпочитают 19% компаний, а 17% практикуют немедленное увольнение нарушителя. На создание отрицательной мотивации нацелен и тотальный контроль за рабочим временем сотрудников.

Во многих компаниях действуют жесткие правила внутреннего распорядка. Так, 63% опрошенных фирм постоянно или иногда фиксируют время прихода и ухода работников, 29% контролируют посещение интернет-сайтов, перлюстрацией электронной почты занимаются 25% фирм. Наконец, 24% прослушивают телефонные разговоры (подробнее результаты исследования см. на сайтах www.sf-online.ru и www.kadrovik.ru).

"Негативная мотивация в российских компаниях действительно доминирует",- комментирует председатель Национального союза кадровиков Софья Данилкина. А руководители компаний, утверждающие, что предпочитают исключительно позитивные стимулы, скорее всего лукавят. "Мы проводили аудит систем мотивации во многих фирмах, и более чем в половине из них схема, которую руководство подает как премиальную и стимулирующую, по факту является наказующе-штрафной,- утверждает генеральный директор "Экопси консалтинг" Марк Розин.- Сотрудникам предлагают очень низкую базовую зарплату, а остальное считают премией. Но при этом существует масса условий, когда размер премии урезают. На постсоветском пространстве большая часть промышленных предприятий использует именно такую систему мотивации". Почему же российские компании так любят наказывать сотрудников, и является ли эта практика порочной?

Бить или не бить ?

Теоретики управления персоналом рассуждают о том, что людей надо стимулировать позитивными методами, доверять им, тогда как постоянное давление со стороны работодателя неэффективно. Нобелевский лауреат по экономике Кеннет Эрроу считает, что "доверие - это товар, и у него есть реальная экономическая и практическая ценность: он повышает эффективность системы в целом". Американский социолог Фрэнсис Фукуяма также говорит, что недоверие налагает на экономическую деятельность что-то вроде дополнительной пошлины: "Люди, не доверяющие друг другу, могут сотрудничать лишь в рамках системы формальных правил и регламентаций. Весь этот аппарат приводит к росту того, что экономисты называют операционными издержками". В глобальном плане с этим мнением никто не спорит. Однако на практике ситуация с наказаниями далеко не так однозначна. Например, теоретик права XVII века Гуго Гроций детально обосновал необходимость наказаний. Без них, по его мнению, "несправедливости будет становиться все больше": "Необходимо как можно скорее отнять привлекательность у порока, чего нельзя достигнуть иначе, как отняв у сладости приятность каким-нибудь последующим страданием". "Те, кто делает упор на положительную мотивацию, правы, но это верно только для узкой группы людей. Скажем, если руководить профессорским коллективом или маленькой компанией, где сотрудники разделяют общие ценности,- отмечает генеральный директор экономико-правовой школы ФБК Сергей Пятенко.- Но если рабочая сила иная, то во многих случаях можно и нужно использовать жесткие дрессировочные методы, характерные для периода становления капиталистической мануфактуры или для современных развивающихся стран".

 Психологи давно определили, что стремление к успеху и избегание неудачи - два основных мотива личности. Другое дело, что у конкретного человека та или иная система может быть развита сильнее. Внешняя среда тоже накладывает определенный отпечаток. "Разрабатывая новую систему мотивации для производственных компаний, нам нередко приходилось оставлять и прежнюю штрафную систему,- рассказывает Марк Розин.- Это связано с тем, что рабочих слишком долго воспитывали в среде, которая стимулирует избегание неудач, и так быстро людей не переделать". Логика подсказывает, что при наличии двух подобных фундаментальных мотивов любая система мотивации также должна складываться из двух составляющих: поощряющей и предостерегающей. Однако если о "светлой" стороне мотивации написаны горы трактатов, то использование карательных мер изучено до обидного мало.

В целом же картину можно описать так:
Роль положительной мотивации заключается в том, чтобы стимулировать достижения и инициативу. А у отрицательной есть своя, более узкая, но не менее важная задача - повышение исполнительской дисциплины.

Страх, состояние дискомфорта не способны стимулировать творческую работу, зато именно эти чувства мотивируют людей чего-то не делать: не опаздывать, не совершать ошибок, не выходить за рамки дозволенного.

Помимо дисциплины, отрицательная мотивация способна повлиять и на интенсивность труда. Американский психолог и исследователь Фредерик Герцберг придумал оригинальный прием под названием KITA, который расшифровывается как a kick in the ass ("пинок под зад"). Самый простой способ заставить человека трудиться - дать ему КIТА, потому что улучшение условий труда (изменение гигиенических условий, повышение жалованья, введение дополнительных льгот) не дает длительного эффекта. Российские работодатели весьма преуспели в использовании KITA. Однако изощренная система наказаний, дополненная профессиональными методами контроля за сотрудниками, способна превратить организацию в тюрьму.

Персонал на ладони

Жесткий контроль над подчиненными - отнюдь не изобретение XXI века. В свое время Генри Форд организовал специальный "социологический департамент", сотрудники которого ходили по домам работников и, в частности, выясняли, играют ли те в азартные игры, употребляют ли алкогольные напитки и т. п. В крупных компаниях (таких, как Tesco, Marks & Spenser, Sainsbury, Boots and Homebase и B&Q) сотрудников иногда заставляют носить с собой специальные электронные приборы, фиксирующие маршруты передвижения и время, затраченное на дорогу от одного склада до другого. И некоторые работодатели вычитают из зарплаты работников деньги за то время, которое было потрачено на личные дела. Новый феодализм Современный французский философ Мишель Фуко в своей книге "Надзирать и наказывать" описывал разные модели наказаний в истории человечества. Как оказалось, многие российские компании с их суровыми внутренними правилами недалеко ушли от эпохи абсолютной монархии. "Государство - это я!",- говорил Людовик XIV. Всякое преступление в таком государстве - личное оскорбление самому королю. А наказание - ответ монарха преступнику, своего рода поединок между ними. Авторитарные российские руководители тоже могут сказать: "Компания - это я!" В таких организациях право поощрять и карать является исключительной привилегией хозяина, причем наказание носит внезапный и исключительно персоналистический характер - совсем как ответ справедливого монарха на дерзость подданного. Способность же переносить это давление считается едва ли не ключевой компетенцией подчиненных.
"Система работает просто. Приходит новый человек, к нему сначала присматриваются, а потом вешают на него большое количество обязанностей. И спустя неделю начинают жестко спрашивать выполнение. Причем те, кто не сопротивляется, владельцу неинтересны: он их довольно быстро увольняет. А на оставшихся начинает давить еще больше",- рассказывает бывший сотрудник крупного агропромышленного холдинга. По его словам, владелец компании может позвонить менеджеру домой в 10 вечера и задать какой-нибудь мелкий вопрос: "А знаешь ли ты, сколько мы тратим на содержание такого-то склада? Связался ли твой подчиненный с N?" Кроме того, бизнес агрохолдинга подвержен сезонным факторам, и компания регулярно сокращает персонал, а потом снова расширяется. "На моей памяти подобное происходило раз пять-шесть. Менеджеры с трудом выдерживают такой темп, над всеми постоянно довлеет страх урезания зарплаты и сокращения". Наконец, как средство экзекуции холдинг активно использует штрафы. Серьезная опасность возникает в случае непосредственного столкновения с владельцем, когда нарушение оказывается в поле зрения руководителя. Так, повар компании, который всегда должен находиться в кухне, был уволен только за то, что самовольно вышел в коридор и в этот момент попался на глаза проходившему мимо владельцу. По тому же принципу абсолютной монархии работает крупная сеть магазинов парфюмерно-косметических товаров и бытовой химии. Ее директор и хозяин, по словам одного из менеджеров этой фирмы, лично решает все финансовые вопросы вплоть до замены разбитого стекла на лестничной клетке. Большая часть штрафов назначается также самим директором, на его усмотрение остается и размер денежных взысканий. "Давление на менеджмент было почти непрерывным,- вспоминает бывший сотрудник этой сети.- Словами не передать, что творилось на совещаниях. Например, один из менеджеров решил поспорить с директором, апеллируя к учебникам по экономике. Но хозяин компании ответил коротко: "Встал! Уволен!"" С рядовыми сотрудниками руководитель сети тоже не церемонился. Он приезжал в магазины и, замечая нарушения, повышал на сотрудников голос. Эффект действительно оказывался положительным: все начинали очень интенсивно работать. Скажем, компания старалась максимально быстро открывать свои точки, чтобы не переплачивать за аренду неработающего магазина. Поэтому директор часто приезжал перед открытием, "работал голосом" и давал срок два дня. После такого "ускорения" люди работали днем и ночью, и через два дня магазин открывался. "Мне было неприятно такое отношение, но одно я знаю точно: если бы в организацию, где я работаю сейчас, пришел мой прежний руководитель, мы бы продавали в пять раз больше".

Уголовный кодекс корпорации

Авторитарной системой модель наказаний не исчерпывается. По мнению Мишеля Фуко, цель наказания - не только покарать преступника, но и препятствовать повторению его проступка другими людьми.
Так вместо неограниченной власти монарха появляется судебная система, которая фиксирует все преступления, классифицирует их и адекватно наказывает за каждый проступок. Только у преступника отнимают не жизнь, а конфискуют его личное время. Именно по этому принципу функционирует современная пенитенциарная система. И точно так же поступают некоторые российские компании.

Во многих организациях установлена система автоматического контроля доступа. Как рассказывают бывшие сотрудники ЛУКОЙЛа, опоздание и ранние уходы с работы у них считаются нарушением дисциплины, и напротив фамилии такого сотрудника в системе появляется красная полоска. Несколько красных полосок - лишение премии. В другой нефтяной корпорации из-за карточек доступа случился курьез. Эта компания обычно ограничивает передвижение по зданию временных сотрудников: их карточки не работают по выходным и автоматически деактивируются в 20.00. Карточка одной из сотрудниц перестала открывать двери как раз в тот момент, когда она пошла в туалет. И только после получасового стука в дверь задержавшийся на работе коллега сумел освободить девушку.

Четкая система наказаний существует и в ИТ-компании "Ассоциация СBOSS". В зависимости от проступка (допустим, опоздания) сотруднику могут поставить от 0,1 балла до 10 баллов (1 балл соответствует 3% зарплаты). Максимально можно лишить работника 30%, то есть полного размера премиальных выплат. "Постоянная угроза наказаний сильно давит на психику. Понимал, что нужно концентрироваться и работать, иначе наложат взыскание, но сама мысль об этом лишала меня концентрации",- признается бывший сотрудник этой компании. Однако в компании уверены в правильности такого подхода. Как считает Роман Сафронов, заместитель директора по персоналу "Ассоциации CBOSS", "у всех успешных компаний есть система наказаний и, вероятно, именно за счет этого они добились успехов. Страх наказания дисциплинирует и мотивирует часть сотрудников. Вопрос только в размере, адекватности и механизме их применения". И добавляет: "Если сотрудник не выполняет трудовые функции, в частности не соблюдает график рабочего времени, то закон требует дисциплинарного взыскания. Для нормальных людей, понимающих, для чего это нужно, никаких проблем здесь нет. Просто кто-то приемлет такие правила, а кто-то нет".

Граница прочности

Даже успешные примеры применения системы наказаний обнаруживают несколько серьезных проблем. С одной стороны, можно добиться очень высокого уровня исполнительской дисциплины, но когда контроль по каким-то причинам ослабевает, появляются сплоченные группы людей, которые начинают бездельничать. Кроме того, последовательное и тотальное применение системы негативной мотивации приводит к тому, что в компаниях выживают люди только одного типа - дисциплинированные, исполнительные и согласные с тем, что их наказывают. А инициативные и творческие сотрудники быстро уходят. 

Наконец, многие компании слишком увлекаются и перестают ощущать границу психологической прочности сотрудников. За этой чертой люди ломаются и перестают верить, что избежать наказания в их силах. "Если собаку бить током в определенный момент, ее можно обучить, например, не делать чего-то,- говорит Марк Розин.- А если удары током следуют беспорядочно, то животное ложится и даже не пытается избежать их приближения. Избыточное наказание ведет к феномену "выученной беспомощности", оно перестает мотивировать даже на соблюдение правил".

И самое главное:

Как бы верно ни была выстроена система контроля и наказаний, она не может существовать сама по себе. Без альянса с положительной мотивацией она просто не будет работать.

 

Источник: Секрет фирмы работа в Москве от работодателя